урна голосования

Референдум, о котором много говорили, но слишком быстро забыли

даиаграмма

Ровно десять лет назад, 17 марта 1991 года, состоялся общенародный референдум, в ходе которого более 78 процентов граждан теперь уже несуществующей страны высказались за обновленный Союз. Так уж получилось, что всесоюзный референдум хронологически занял промежуточное, срединное место между прошедшими в том же году всекрымским (20 января) и всеукраинским (1 декабря) референдумами. Хотя по значению он был, без сомнения, первым.

Речь ведь шла о будущем великой страны, определявшей во многом ход мировой истории на протяжении всего двадцатого столетия, страны, которой по праву гордились ее граждане. Говорят, были объективные причины, стимулировавшие "энергию распада". При этом, прежде всего, указывают на неэффективную экономическую систему в СССР и "имперский характер" самого государства, в котором якобы неуютно жили "тунгус и друг степей - калмык" и прочие народы. Однако, к примеру, США, испытавшие в 1929-1933 годах куда более глубокий экономический кризис, нежели Советский Союз в 80-х годах, тем не менее не развалились на 40 отдельных государств-штатов. Ну а межнациональные раздоры в СССР явились не следствием неправильной (имперской) политики Москвы, в чем нас тогда уверяли разномастные региональные вожди, а были спровоцированы самими элитами "национальных окраин", которые в условиях ослабления союзного центра, стали утверждать свою власть и свой закон зачастую в ущерб интересам живущих рядом соседей. Не существование прежде единой страны, а ее распад стал причиной возникновения карабахского, приднестровского, абхазского, южноосетинского, ошского и прочих конфликтов, многие из которых не удалось погасить и до сегодняшнего дня.

Никто, разумеется, не собирается идеализировать советское прошлое с его перегибами, репрессиями и чистками, а также консерватизмом мышления престарелых кремлевских правителей, приведшим в итоге к пресловутому застою. Но пример того же Китая убедительно показал, как можно реформировать экономику (во сто крат менее эффективную, чем советская), не принося при этом в жертву саму страну. История уже тысячу раз демонстрировала нам предпочтительность эволюционного пути всякого рода революционным катаклизмам. Тем паче, что потенциал Советского Союза позволял гораздо легче и безболезненнее преодолеть тяготы и мытарства так называемого переходного периода, нежели это удается сегодня делать выплывающим в одиночку в бушующем рыночном море бывшим союзным республикам, а ныне независимым (от кого?!) государствам, которые после целого десятилетия псевдореформ так и не достигли своего экономического уровня 1991 года, то есть исходной точки, с которой началось их "свободное плавание". Нашумевший в начале 90-х "павловский" обвал рубля был комариным укусом в сравнении с рублевым землетрясением в августе 1998 года. О падении на 300 процентов курса украинской национальной валюты летом 1993 года я уже не говорю!

Не интуиция ли народа, не предвидение (хотя и неосознанное) недалекого будущего заставили его в большинстве своем высказаться 17 марта 1991 года за обновленный Союз?

Вспоминая подробности того референдума (первого и последнего в масштабах всего СССР), нельзя обойти вниманием итоги голосования в Москве (где "да" Союзу сказали только 49% участников волеизъявления) и в Киеве (где количество их составило 44%). Помнится, тогда некоторые социологи объясняли подобную сдержанность чувств по отношению к Союзу столичных граждан их "продвинутостью" в политическом смысле в сравнении с провинцией. На самом же деле здесь сыграли роль самые обыкновенные пропагандистские факторы. На позицию москвичей, безусловно, повлиял призыв чрезвычайно популярного в те дни Бориса Ельцина бойкотировать "горбачевско-лукьяновский" референдум. Что же касается киевлян, то многие из них клюнули на растиражированные сверх меры листовки, в которых с упоением рассказывалось о том, что "житница всей Европы" Украина заживет припеваючи, обрубив балласт в виде других союзных республик. Прозрение наступило, но гораздо позже... 
Волею истории получилось так, что из трех референдумов 1991 года - крымского, украинского и союзного, в жизнь были воплощены итоги лишь двух первых, а вот наиболее судьбоносный плебисцит - 17 марта, как говорят юристы, не имел правовых последствий. Причиной тому и тогдашние метания первого (и последнего) президента СССР Михаила Горбачева, и придворные интриги его гекачепистского окружения, и, конечно же, властные амбиции партийных лидеров союзных республик, желавших возвыситься до уровня глав государств. В итоге задуманный новый Союзный договор не состоялся, и к осени того же года Советский Союз практически прекратил существование. Власти предержащие посоветовались с народом, а поступили по-своему, спрятав итоги мартовского референдума под сукно. Возможно, потому, что, подобно известным историческим персонажам, они были "страшно далеки от народа"?!

Григорий ОРЛОВ
Крымская правда, 17.03.2001г.
Hosted by uCoz