К.Затулин

Разделенный народ

Нужны ли России 20 миллионов русских, проживающих в ближнем зарубежье?

После распада СССР русские в одночасье стали крупнейшим разделенным народом в мире. В РСФСР жили около 120 миллионов русских, в странах СНГ (в “новом зарубежье”) остались 30 миллионов. Еще вчера они знали, что живут в одной стране и имеют одно гражданство. Теперь им пришлось свыкаться с ощущением гостей, пребывающих на чужой земле, где есть коренные хозяева, “титульная нация”. Многие не смогли с этим смириться, стали уезжать. За десять лет Россия приняла более 8 миллионов переселенцев из стран СНГ. Великое переселение продолжается по сей день. 20 миллионов потенциальных мигрантов остаются в ближнем зарубежье. Многим для переезда в Россию не хватает решимости, денег, гарантий. Должна ли Россия помочь им и принять новые миллионы людей? Или нам важнее защитить их права в самих республиках СНГ?

Cвои среди чужих

В поисках лучшей жизни люди меняют гражданство, поэтому этнические меньшинства, диаспоры существуют почти во всех странах. Однако русские в СНГ не хотят считать себя диаспорой. Они оказались на чужбине не потому, что покинули Родину, а потому, что Родина покинула их. Они никуда не уезжали - прежнее государство “уехало” от них без их согласия. Во многих районах Казахстана, Украины, в Крыму русское население расселялось ранее народов, ставших ныне титульными. Попробуйте объяснить уральскому казаку, что политическая ситуация изменилась и он стал “некоренным”.

Масла в огонь подлила политика новых “суверенов”. Русских стали вытеснять из органов госуправления, стратегических отраслей экономики. В них стали видеть “пятую колонну” - людей, которые живут “на два лагеря” и в любой момент могут предать национальные интересы и перебраться в Россию. Дошло до маразма: на Украине закрывают русские школы и запрещают транслировать русские песни, в Казахстане представители казачества подвергаются уголовному преследованию за ношение традиционной одежды. В Латвии героев партизанского сопротивления приравняли к фашистам.

В республиках Балтии сотни тысяч русских лишены элементарных прав, поскольку им не дают гражданства. Им запрещено работать в некоторых сферах, у них нет льгот по налогам и правовой поддержки. Их поставили в положение “недочеловеков”, не имеющих права голоса. Попирается право на свободу вероисповедания. Православные христиане, относящие себя к Эстонской православной церкви Московского Патриархата, подвергаются грубой дискриминации со стороны официального Таллинна.

Неудивительно, что русские находятся в тяжелейшей депрессии. Резко сокращается рождаемость. Демографические потери за последние десять лет можно сравнить с потерями в Великой Отечественной войне - русское население в бывшем СССР сократилось на 10 миллионов человек.

Почему в других странах люди жестко отстаивают свои права, а наши многие соотечественники предпочитают не бороться, а тихо уезжать? Главная причина проста: РУССКИЕ ЛЮДИ БЕЗ ГОСУДАРСТВА НЕ ОРГАНИЗУЮТСЯ. Они привыкли полагаться на централизованное начало. Полагаясь на государство при распаде СССР, они оказались в одном и том же положении: их права некому защитить, русские абсолютно нигде не представлены. Они трудно вписываются в новую политическую реальность, не умея конкурировать за представительство в госаппарате. Теперь, когда государство от тебя уехало, ты бесправен. Ты надеешься, что тебя защитят, выплатят пенсию, детей обучат русскому языку, но у нового государства другие цели. Оно хочет, чтоб ты или уехал, или смирился.

Словоблудие на высшем уровне

Ельцинская команда стремилась избежать обременительной ответственности за судьбы русской диаспоры. Вылупившейся из СССР России было не до семиреченских казаков, ей надо в Европу. Максимум, что могло себе позволить демократическое руководство новой России, — заявить, что, если русским в союзных республиках будет плохо, все они найдут пристанище в РФ. Демократически настроенные депутаты Верховного Совета в августе 1991 года организовали первый Конгресс соотечественников. Но сотрудничество с русскоязычными Интерфронтами в Прибалтике и Молдавии считалось вредным и политически некорректным. На поток беженцев и мигрантов Кремль ответил созданием в 1992 году Федеральной миграционной службы и ратификацией соответствующих международных конвенций, условия которых в отношении вынужденных переселенцев никогда не суждено будет выполнить.

Постепенно, не сразу, начинает приходить осознание масштаба обретенной проблемы. В Государственной Думе РФ первого созыва в 1994 году создается Комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками. В том же году указом президента утверждается Концепция государственной политики в отношении соотечественников за рубежом и создается правительственная комиссия по делам соотечественников. В утвержденном Федеральным собранием бюджете на 1995 год впервые появляется строка о выделении средств “на поддержку соотечественников за рубежом”. В июле 1995 года в Москве состоялся первый съезд представителей русских общин, центров и организаций, возникших в ближнем зарубежье. Избранный на съезде консультативный Совет соотечественников при Госдуме до сих пор остается наиболее авторитетным представительным органом новой русскоязычной диаспоры.

В развитии русской диаспоры за рубежом начинают видеть фактор влияния. К тому же даже поверхностное изучение опыта образцовых демократических государств Запада позволяет судить о чрезвычайной успешности лоббистской деятельности наиболее продвинутых диаспор - например, еврейской, армянской - в условиях демократии и гражданского общества. На какой-то период защищать соотечественников становится в России политически модным. Даже Андрей Козырев в безуспешной попытке оттянуть свою отставку вдруг начинает жестким языком говорить о необходимости использовать, по примеру США, весь арсенал внешней политики России для защиты своих сограждан и соотечественников за границей.

Впрочем, ему мало кто верит. И правильно: кроме слов, деклараций, концепций прежние власти России так ничего и не сделали для облегчения жизни русского и русскоязычного населения в соседних странах. Вместо этого они предпочитали “укреплять СНГ”, щедро расплачиваясь за мираж Содружества, “дружбы, сотрудничества и стратегического партнерства” с его главами - российским газом, нефтью, Крымом, невниманием к русскому языку и человеку за рубежом. Ни на одном саммите СНГ в повестке обсуждения ни разу не появляется такое “внутреннее дело”, как права человека. Россия продолжала терять влияние, пренебрегая своим главным козырем в отношениях с новыми государствами.

К концу президентства Ельцина словоблудие на высоком уровне о “помощи соотечественникам” при реальном к ним безразличии привело к полнейшей деградации всей этой темы в государстве и обществе. Принятый в 1999 году декларативный Федеральный закон “О государственной политике в отношении соотечественников за рубежом” остался памятником на бумаге. Власти тихо упразднили правительственную комиссию по делам соотечественников за рубежом. Более чем скромные суммы, выделяемые в законе о бюджете на помощь диаспоре, перестали расходоваться вообще.

Большие надежды и... разочарования

Уход Бориса Ельцина, а особенно первые шаги Владимира Путина на посту Президента РФ породили в среде соотечественников и сочувствующих им большие надежды. Новый президент в своих выступлениях дал жесткую оценку МИДу и посольствам России, добившимся чересчур скромных результатов в деле защиты российских граждан и соотечественников за рубежом.

Накануне демонстративной, вопреки противодействию казахских властей, встречи Путина с активистами русского движения в Астане - первой за десять лет встречи главы российского государства с представителями диаспоры - правительство Касьянова реанимировало свою комиссию по делам соотечественников.

Прошел год, и можно судить о целостности новой политики, ее глубине и последовательности. Вроде бы Россия как государство видит свою задачу в том, чтобы протянуть диаспоре в ближнем зарубежье руку помощи - с тем, чтобы эта диаспора наконец заняла достойное место в жизни соседних государств. И имела, в частности, возможность влиять в позитивном для России направлении на их политику. Многие горячие умы за пределами РФ были возбуждены несколько раз прозвучавшими призывами, рассматривать русских в СНГ и Прибалтике как наиболее перспективный резерв для преодоления демографического кризиса в России.

Однако, на наш взгляд, до последовательности шагов, до их глубокого осмысления еще далеко. Принят целый ряд решений, которые, мягко говоря, контрастируют с заявленной президентом решимостью поддержать соотечественников. В структуре Правительства РФ почему-то исчезли Министерство по делам СНГ (Минсотрудничество) и Федеральная миграционная служба. Плохие или хорошие, эти ведомства были уполномочены работать с соотечественниками. Передача в этой их части функций Министерству по делам Федерации и национальностей, увы, не выправила положения: нет ведомства - нет проблемы, и из проекта государственного бюджета на 2002 год исчезло финансирование федеральных миграционных программ. Таким образом, новое издание “столыпинского переселения” поставлено под вопрос.

Более того: некоторые ретивые чиновники готовы без колебаний усложнить жизнь соотечественникам, которые хотят переехать в Россию. Летом этого года администрация Президента внесла в Госдуму проект нового закона о гражданстве, который разрушает прежний регистрационный принцип получения российского гражданства, затрудняет его обретение. Представитель коллектива разработчиков этого проекта при обсуждении прямо заявил:

“Все, кто надо, в Россию уже вернулись. Смысл нововведений в том, чтобы поставить барьер на пути тех, кто нам не нужен”.

По такой логике Россия должна не поддерживать русских, а отгородиться от них великой стеной. И это может произойти, если будет принят новый закон, согласно которому, прежде чем получить гражданство РФ, человек обязательно должен официально отказаться от чужого гражданства и пять лет прожить на территории России, имея при этом “легальные источники дохода”. Второе - российское - гражданство было единственным выходом для многих наших соотечественников в Крыму, в бывших конфликтных зонах, да и в других местах, откуда “бежать еще рано, а уезжать уже поздно”.

Что может Россия

Получается странная картина: с одной стороны, мы зовем наших соотечественников переезжать в Россию, создаем у них определенные иллюзии, с другой - делаем все возможное, чтобы затруднить обустройство мигрантов. Люди, которые сюда приезжают, оказываются пасынками, последними в очереди в районные, городские, областные администрации. Есть только отдельные успешные примеры, когда они отвоевывают свои права, обустраиваются общинами, - скажем, в разоренном российском Черноземье. И то сказать - выезжают рабочие, инженеры, жители больших городов, а ждем мы их в лучшем случае на селе.

Но даже не в этом корень проблемы. Мы должны серьезно подумать: а заинтересована ли Россия и сами соотечественники в том, чтобы они отовсюду массово уезжали в РФ? Я убежден; что здесь необходим дифференцированный подход. Где-то мы просто обязаны сделать все для того, чтобы люди побыстрее переехали в Россию, поощрялись к этому подъемными, принимались меры благоприятствования миграции - например, в зонах конфликтов или в Средней Азии. А где-то нам нужно всеми силами стараться сделать так, чтобы люди оставались на местах своего проживания за рубежом - там, где их много, и они способны уже сейчас или в будущем сами постоять за себя (в республиках Прибалтики, в Белоруссии, на Украине, в Казахстане). Но “тормозить” людей при помощи административных препон - пагубный путь. Необходима реальная программа поощрения выезда из определенных стран и, напротив, программа борьбы за права диаспоры в других странах, где массовый выезд спровоцирует еще худшие последствия - деградацию влияния Россия на долгосрочную перспективу.

Умная поддержка многомиллионной диаспоры извне, из России, и взаимодействие с ней - проблема общенационального масштаба. Время от времени собирающейся межведомственной комиссии такую глыбу свернуть не под силу. Поэтому для реализации этой политики необходимо, чтобы в государстве был создан специальный орган - госкомитет (или федеральное агентство) по делам соотечественников и миграции. Хочу подчеркнуть, что эти функции обязательно должны быть в одном ведомстве, потому что это сообщающиеся, переливающиеся сосуды - диаспора в ближнем зарубежье и миграция на территорию России. Вопрос о создании такой структуры неоднократно ставился, однако решения пока нет.

Так же, как и не решен вопрос о создании отдельного одномандатного округа по выборам депутата Государственной Думы для российских граждан, постоянно проживающих за рубежом. Таких избирателей уже сейчас в одном СНГ насчитывается более полумиллиона, но они приписаны к разным округам, и, приходя на избирательные участки, вряд ли представляют себе различия между тем или иным кандидатом - ведь те выступают с предвыборными программами, рассчитанными на российскую аудиторию. А у наших сограждан за рубежом должен быть хотя бы один депутат, для которого высший законодательный орган страны был бы трибуной для выражения мнения и отстаивания интересов зарубежных россиян.

Перед Россией стоит задача разработки внешнеполитических, юридических, гуманитарных мер помощи соотечественникам, а при необходимости - проведения операций по их спасению. Нужно урегулировать с новыми государствами вопросы двойного гражданства, сохранения русского образования, информационной сферы, добиться гарантий равного доступа русскоязычного населения к государственной службе и бизнесу.

Россия не может экспортировать в бывшие союзные республики за свой счет всех необходимых учителей и учебники на русском языке, на это не хватит средств. Но Россия может и должна помочь запустить механизм самоопределения и консолидации русской диаспоры. Помочь ей стать политически и экономически состоятельной, самодостаточной для решения стоящих проблем.

Константин ЗАТУЛИН,
директор Института стран СНГ
Hosted by uCoz