"П И Х Н О З Н А Т Ц Ы"
от языкознания
вилкаязык

"Нэхай дуфае Сруль на Пана"
("Да уповает Израиль на Всемогущего")

Из перевода Библии на украинский язык, осуществленного паном Кулишом, XIX в.

С переводом, процитированным в эпиграфе, вышел скандал, отголоски коего не смолкли и поныне. По сию пору паны-самостийники утверждают, что Святейший Синод "згубыв Богонадхнэнный пэрэклад" ("Загубил Богодухновенный перевод") Священного Писания. О качестве этого "пэрэклада" и о реакции высших иерархов Русской Православной Церкви вполне можно судить про процитированной фразе, без всяких комментариев. С пылом, достойным лучшего применения, паны-самостийники любят утверждать, что царские чиновники настаивали: "Никакого украинского языка в природе не существует!" А вот другая цитата:

"Сами малороссияне утверждают, что никакого специального малороссийского языка не существует, а есть лишь малороссийский диалект русского языка".

Этот доклад министру просвещения, подготовленный в последней четверти XIX века, был плодом многолетних и тщательных исследований языковой ситуации в Малороссии. Правительство Российской империи добросовестно разбиралось, насколько "языковый вопрос" является насущной и жизненно важной малороссийской проблемой, а насколько - предметом спекулятивных провокаций, инспирируемых ватиканскими интриганами с территории Австро-Венгрии.
Русскому писателю XIX века Федору Михайловичу Решетникову принадлежит повесть "Подлиповцы". Действие ее происходит в селе Подлипове Пермской губернии. Приведенные автором образчики подлинной разговорной речи подлиповцев отличаются от тогдашнего и нынешнего общеупотребимого русского языка настолько, что без толкований в сносках они совершенно непонятны. До сего времени мы, не задумываясь, пишем по-русски "на О" - "по-володимирски", а разговариваем "на А", - "па-масковски". Представьте, что стало бы с великоросской речью, если бы новгородцы и вятичи, муромчане и пермяки стали изобретать свои алфавиты и провозглашать истинно русским то вятское, то новгородское, а то какое-нибудь "подлиповское" наречие! Заодно все это сопровождалось бы истериками по поводу "диктата москалей". Великорусский язык отсек бы себе все пути к развитию: не было бы великой русской литературы. Мир никогда бы не узнал гения Гоголя, если бы Николай Васильевич "дуфав на Пана". Специалист сразу скажет: и "дуфаты", и "Сруль", и "Пан" - все это т.н. полонизмы, то есть заимствования из польского языка, продукт многовекового насильственного ополячивания и внедрения униатства.

Отношение к этому процессу малороссийского народа ярко выражено в песне-думе XVII в., восхваляющей победы Богдана Хмельницкого:

Нема дэ краще жыты,
Як на Украйини:
Нэма ката, нэма ляха,
Нэмае унии!

Не в большевистском же агитпропе сочинена эта дума!

В XVII веке образованный слой малороссиян пользовался "российской мовой": языком киевской Духовной академии, языком Симеона Полоцкого. В работах удивительного философа-самородка Григория Сковороды тоже слышится эта речь. Между тем разрыв между казачьими старшинами, дворянством, в Малороссии с годами становился не меньшим, чем в Великороссии, где аристократия во время патриотического порыва 1812 года нанимала учителей русского языка. Однако великоросскую речь формировали не "подлиповцы", а Ломоносов, Карамзин, Жуковский, Пушкин. На Украине процесс пошел в обратном направлении: "преосвещенное панство" писало шуточные водевили - "народные оперы" - именно на языке местных "подлиповцев".

После революции в 20-е годы, процесс "украинизации" УССР принял почти такой же размах, как и ныне. Мне довелось держать в руках уникальное издание "Петрологии" академика Лучицкого на "мове", в коем "обнажение контакта гнейсов и сланцев" переводилось как "оголэння сутычки лупакив та лоснякив". В ту пору возникли анедоктичные "переводы" известных классических текстов на якобы украинский язык: "Рэгочи, бабуло, над розгэпаным коханням" ("Смейся, паяц, над разбитой любовью") - и тому подобное. Совершенный идиотизм перевода специальных текстов, все эти "лупаки" и "лосняки", однако, не помешали великолепному Максиму Рыльскому сделать полный перевод "Онегина" - без "рэгогучих бабул". После этого у "захидников" повернулся язык рассуждать о "загыбэли мовы"! Однако именно эти рассуждения, истерические, визгливые, превратили чисто лингвистическую проблему в шизофреническую манию с политической начинкой. Страшная роль "либерального языкознания" в развале Русской Державы очевидна. Технология развала Союза имела совершенно одинаковую схему в Прибалтике и Молдавии, на Украине и в Казахстане:

1) съезды республиканских творческих союзов, истерики по поводу "гибели родного языка и культуры", соответствующие резолюции;
2) проталкивание идеи главенства республиканских законов над союзными "в целях охраны языка и культуры";
3) принятие республиканских "законов о языках";
4) декларации о суверенитете "коренной нации";
5) провозглашение независимости.

Своеобразный итог лингвистической вакханалии подвел в 1997 году Н. Назарбаев. На одном из заседаний Ассамблеи народов Казахстана сей государственный муж заявил: "В советское время исчезали целые народы со своими языками и культурами!" Апломб, отсутствие специальных знаний и желание угодить вождю заставили его представителей бесконечно муссировать этот тезис. Наконец, на заседании Областной Ассамблеи народов в Семипалатинске представитель Н. Назарбаева был спрошен "в лоб": Какие именно народы исчезли при Советах "со своими языками"? Представитель, не моргнув глазом, выпалил: "Тунгусы!" "Эрудиту" публично разъяснили, что "тунгусы" есть устаревшее собирательное название более двух десятков народов Сибири и Дальнего Востока, самоидентификация коих как отдельных племен и языков произошла именно при советской власти. Именно в это время для языка каждого племени, ни одно из которых не имело даже зачатков письменности, был разработан алфавит и созданы национальные школы. После такой "публичной порки" представитель президента-"языкознатца" смог лишь выдавить из себя вопрос: "Где все это можно прочесть?"
Вот каков уровень культуры и знаний лиц, ныне перекраивающих и историю, и демографию приватизированных территорий и народов! С таким уровнем эти господа лезут далее и далее, изобретая и высасывая из пальцев лингвистические шедевры, обязанные защитить "коренные языки" от ненавистных русицизмов. Так появляются действительно невиданные в природе языки и наречия, непонятные прежде всего тем народам, во благо которых они якобы создаются.

Ни на один язык мира не переводится слово "музей". Казахские языкознатцы перевели: "муражай". "Мура" - "наследство", "жай" - "сундук". Итого: "сундук с наследством" - каково?! Обратный перевод с "казахского" слова, заменившего русский термин "плоскогубцы", звучит как "беззубый рот" или "стариковский рот". Не отстают паны-самостиники. Телефонная трубка стала "слухавкой", процент - "видсоткой", поезд - "потягом", гинеколог - "пихнознатцем". Улица Косвенная в г.Одессе переведена как "Скисна": то ли "Перекошенная", то ли "Скисшая" - не понять! Точнее, все это понять можно одним способом: как угодно уродливо, только бы не по-русски! В результате не только не по-русски, но и не "по-каковски". К примеру: слово "движение" по-украински звучит как "рух". Тем не менее "самовыдвиженец" на выборах звучит как "самовысуванець" - чем это лучше "розгэпаного кохання" или иных анекдотичных оборотов?!

Однако "Самовысуванские новоязы" бывших "братских республик" имеют совсем не анекдоктичную сверхзадачу. Эта сверхзадача заключается в максимальном усложнении овладения "самовысуванскими новоязами" русским населением. Любой экзаменатор получает в свое распоряжение поистине безграничные возможности произвола в оценке знаний. Если и этого не хватает, в ход идут административные меры: списки профессий и должностей (Прибалтика, Украина, Казахстан), для которых обязателен "новояз". Если не хватает административных мер, в ход идут "народное негодование" и "народные дружины", наблюдающие за ограничением хождения "москальской мовы" (Западная Украина). Если и этого недостаточно, личности, глубокомысленно рассуждающие об "исчезновении тунусов при Советах", угрожают сменой алфавита: на латинский, на арабский - на какой угод но, лишь бы избавиться от кириллицы!

Те, кто знает украинский язык, наверное, обратили внимание: цитируя украинские тексты, я не использовал украинский вариант кириллицы. В этом нет нужды: не существует такого написания на "украйиньской мове", которое не могло бы быть транскрибировано "великороссийскими" буквами. И не случайно вариант украинского алфавита, употреблявшийся в Австро-Венгрии, содержал латинские буквы - в частности, "j" вместо твердого и мягкого знаков. Эта странная традиция была "полупродолжена" в советское время: место разделителей в украинских текстах занял апостроф!

Мы величаем Богородицу в молитвах наших как "Бога - Слово рождшую", как "Мати Слова". Многие из нас не помнят, что все мы - от Адриатики до Камчатки - не "славяне", а "словяне", т. е. владеющие словом, - в противовес "немцам" - т.е. "немым, бессловесным". "Вначале было Слово..." - так начинается наше Священное Писание. Отвержение Слова есть отвержение Господа. Господь промыслил Вавилонское столпотворение и разделение языков в наказание рода людского за гордыню и посягательство на Мир Горний. Затем на 1/6 части суши явилось единящее Слово, собравшее народы в огромную могучую Державу. Нынешнее "второе столпотворение" есть продолжение 70-летней апостасии. Это уже не промысел, а попущение Божье относительно тех, кто не принял спасительного смысла единящего Слова, какой бы демагогической болтовней это неприятие не оправдывалось. Не о своих народах - о собственной власти и корысти пекутся гонители Слова. И судьба их будет такова же, каковой была судьба вавилонских горе-строителей: метаться в ужасе под разваливающимся капищем, не понимая и не внемля друг другу...

Н.Б.ИВАНОВ
Hosted by uCoz