Гуркович В.Н.

Владимир Гуркович -
против татарских экстремистов

Письмо в Московский комсомолец

от Гурковича Владимира Николаевича,
проживающего по адресу:
Украина, 95011, Республика Крым, г. Симферополь, ул. Крылова, 9, кв.2

экстремисты

1. 21 июня 2002 года Ваша газета опубликовалаинформацию о том, что московские власти намерены помогать в отстаивании своих прав в судах русскоязычным гражданам, проживающим за пределами Российской Федерации ("Помощь ближнему").

И по поводу этой публикации обращаюсь к Вам я, Владимир Николаевич Гуркович, русский человек, родившийся в 1945 году в городе Куйбышеве РСФСР. С 1949 года проживаю в столице Крыма - в городе Симферополе (до 1955 года в составе РСФСР, с 1955 по 1991 - Украинской ССР). После 1991 года автоматически стал гражданином новорожденного Украинского государства.

В настоящее время работаю старшим научным сотрудником Республиканского комитета по охране культурного наследия Совета министров Автономной Республики Крым (до 2002 года - Республиканский комитет по охране и использованию памятников истории и культуры АР Крым).

На протяжении большей части своей трудовой жизни я был связан с делом изучения, сбережения, охраны, реставрации и популяризации памятников истории и культуры Крыма. Мой интерес и моя сфера профессиональной деятельности простирается на все памятники Крыма, независимо от их национальных, религиозных и идейных истоков.

Работая в Комитете по охране памятников, а ранее - в Крымских мастерских института "Укрпроектреставрация" в Симферопольском государственном университете, мне пришлось принимать участие во многих проектах, связанных с изучением, паспортизацией, описанием, популяризацией и реставрацией памятников культуры, истории и архитектуры крымских татар.

Примечательно, что за совокупностьупомянутых выше деяний, в том числе и в области изучения, сбережения и реставрации мусульманских памятников в Крыму, в 2001 году мне было присуждено звание лауреата Международного открытого Рейтинга популярности и качества "Золотая Фортуна".

Ранее, в 1997 году, я стал лауреатом Государственной премии Республики Крым, а в2000 году - лауреатом премии имени Александра Бертье-Делагарда Ассоциации национальных обществ и общин народов Крыма и Крымского республиканского фонда культуры.

Волей судьбы мне пришлось стать первым человеком в послевоенном Советском Союзе, который выступил за гуманное и цивилизованное отношение к могилам врагов - французских, английских и итальянских воинов, павших при осаде Севастополя в период Крымской войны ("Московские новости" 1989, №35).

Я обычно выполняю порученную мне работу с желанием и удовольствием. В настоящее время мои личные, гражданские и профессиональные позиции, как правило, совпадают с постулатами Законов и Положений Украинского государства об охране и сбережении крымских памятников мировой цивилизации.

2. Неоднократно в прошлые годы и нынешние мне приходилось поднимать свой голос в защиту памятников - против равнодушия, формализма, отпетой глупости и всех форм вандализма, от дико безродного до политического.

В последнее десятилетие мне пришлось выступать и против совершенно нового для Крыма вандализма - кампании, инициированной крайними татарскими националистами, направленной в том числе и на ликвидацию памятников "русского колониализма". Призывы к подобным деяниям открыто и публично декларируются в Крыму.

Впервые об этих выпадах поведала газета "Таврические ведомости" десять (!) лет назад. В мае 1992 года она опубликовала требование Совета Общества имени Исмаила Гаспринского из Евпатории к властям Крыма ликвидировать Долгоруковский обелиск в Симферополе.

Это первый классический памятник в нашем городе, установленный 160 лет назад. Он сооружен на месте, где в 1771 году, по преданию, находилась палатка командующего 2-й русской армией генерала В.М.Долгорукова. Руководимые им войска оттеснили вторгшиеся на территорию современной Украины вооруженные силы крымского хана, штурмом взяли Перекопскую крепость и, сломив татаро-турецкое сопротивление, заняли весь Крым. Князь Василий Михайлович получил титул "Крымского".

Кстати, связано имя Долгорукова-Крымского и с Первопрестольной столицей. В 1780 году Екатерина II назначила героя Крыма главнокомандующим в Москву. Здесь он умер 30 января 1782 года. "Записки современников отчетливо рисуют всю печаль Москвы, по-видимому, искренне любившей своего недолгого правителя", - отмечал "Русский библиографический словарь" - авторитетное издание начала ХХ века.

И вот первый российский монумент в Симферополе - Долгоруковский обелиск - неведомые ранее Тавриде "гаспринцы" потребовали демонтировать, а попросту, ликвидировать до основания.

В ответ на требование общественнойтатарской организации "сокрушить" я предложил им "созидать" - в том числе вместе сотрудничать в деле изучения, сбережения и популяризации материальных памятников исторического прошлого крымских татар. Предложил и свою помощь. Как специалист ("Южный курьер", 1992, №11). Ответа не последовало.

Впоследствии ни евпаторийские "гаспринцы", ни какие-либо другие татарские активисты и функционеры ни разу не откликнулись ни на одно мое предложение о деловом сотрудничестве во имя укрепления межнационального взаимопонимания между крымско-татарским народом и русским.

Однако, любое мое критическое высказывание в адрес оппонентов вызывало неадекватную (но ставшую для нас в Крыму уже привычной!) реакцию: "Шовинист!" - и различные производные.

Тем временем случаи разрушения и осквернения памятников русской истории множились. Об этом говорили вслух, делались заявления различными местными русскими общественными организациями. Сообщали об актах вандализма СМИ.

Например, информация о разрушении так называемой Екатерининской мили - дорожного знака XVIII, ставшего памятником истории и архитектуры - И.Жорин, "Путь к деградации стал на милю короче" (в "Крымском времени", в номере от 3 февраля 1998 года). Или - заметка В.Рябчикова в "Крымской правде" от 16 декабря 1998 года: "Изуродован памятник Л.Н.Толстому".

Именно этот обезображенный памятник послужил катализатором тех событий, которые привели к идущему уже третий год судебному процессу между мною и редакцией газеты "Голос Крыма", являющейся колоритным и боевым печатным органом татарских националистов.

3. Итак, в ночь на 14 декабря 1998 года в Симферопольском районе был осквернен памятник Льву Толстому. Он находился близ автомобильной трассы Симферополь - Ялта. Тем самым был знаком, вероятно, большинству крымчан и многотысячным гостям, туристам и отдыхающим из, как сейчас говорят, ближнего и дальнего зарубежья.

Бюст был установлен в память пребывания подпоручика Русской армии Л.Толстого в деревне Эски-Орда (ныне - село Лозовое). В период Крымской войны XIX века здесь на переформировании располагался резерв 14-йартиллерийской бригады, в которой служил Лев Николаевич.

Злоумышленники отбили лицевую часть бетонного бюста, выломали мемориальную мраморную доску и разбили ее на части. Обстоятельства осмотра изложены в моей докладной записке от 18 декабря 1998 года на имя председателя Рескомитета по охране и использованию памятников Автономной Республики Крым И.А.Баранова.

Через несколько дней по распоряжению председателя Рескомитета я выехал со съемочной группой телеканала "НТВ" (Россия) к описываемому объекту.

Собственный корреспондент "НТВ" Анна Конюкова (Гражданка Российской Федерации) взяла у меня интервью по поводу участившихся актов "монументально-политического" вандализма.

На Симферополь и на территорию Крымского полуострова этот сюжет 13 января 1999 года транслировала Государственная телерадиокомпания (ГТРК) "Крым". В этом репортаже, в частности, мною было сказано: "Из всех политических сил в Крыму, пожалуй, есть одна только организованная политическая группировка, которая открыто призывает к уничтожению, к ликвидации памятников русской культуры, русского присутствия в Крыму. Я имею ввиду крайних татарских националистов. Люди, которые читают призывы к разрушению памятников, они, естественно, могут проявить сами инициативу, и не надо их строить в колонны..." (текст воспроизведен по видеозаписи - видеокассета прилагается).

Спустя два дня после этой передачи, в ночь на 15 января 1999 года, в двухэтажное здание, где находится "Меджлис крымскотатарского народа", была брошена бутылка с зажигательной смесью. (Меджлис - совет или собрание - внегосударственный антиконституционный исполнительный орган власти татарских националистов. Реально (!) он распространяет свою "юрисдикцию" на всю территорию Крыма, параллельно официальным структурам Украинского государства. Местонахождение Меджлиса - г.Симферополь, ул.Шмидта, 2.)

Весьма оперативно откликнулись меджлисовские средства массовой информации (и идущая в том же "фарватере" украинская газета "Кримська свiтлиця"). 22 января она опубликовала редакционное сообщение, где было сказано: "Председатель Меджлиса Мустафа Джемилёв рассматривает этот позорный случай как провокацию, вызванную (одна из версий) недавним интервью сотрудника Республиканского комитета охраны памятников В.Гурковича с его безответственным обвинением крымских татар в уничтожении в Крыму памятников выдающимся русским деятелям истории и культуры" (буквальный перевод с украинского оригинала).

После этой публикации мне неоднократно пришлось объясняться, что ничего провокационного в моем телевизионном интервью не было, и к поджогу кабинета председателя Меджлиса Мустафы Джемилёва никакого отношения я не имею. Многие, частные люди и должностные лица, верили мне. Подчеркиваю: многие, но не все.

Мне пришлось сделать запрос главномуредактору "Крымськой свитлыци" с просьбой: "опубликовать упомянутое мое интервью. Полностью и дословно! Тем самым, - отмечалось в моем письме, - возглавляемая Вами газета окажет содействие в независимом и объективном расследовании беспрецедентного поджога. (Простите, но, говоря о беспрецедентном поджоге, я не совсем точно выразился - история знает аналогичный ночной поджог, осуществленный тоже зимой, но много лет назад)." Ответа, понятно, не последовало.

Вообще-то по поводу моего телевыступления реакция украинско-татарских СМИ была однозначной. Так, газета "Голос Крыма" 5 февраля 1999 года опубликовала от имени крымскотатарского легендарного мудреца Ахмет-Ахая "жемчужину народного юмора", сфабрикованную Владимиром Поляковым: "Однажды Ахмет-Ахай заметил, что голуби уселись на памятник Пушкина. "Ай-ай! - горько запричитал старик. - Опять Владимир Гуркович напишет в "Крымском времени", что татарские ястребы по заданию Меджлиса изгадили памятник русскому поэту". Эти перлы были опубликованы в "Голосе Крыма", который является еженедельным приложением к газете "Голос Украины", печатному органу Верховной Рады Украины.

А через полтора года в Симферополе вышла книжка упомянутого выше В.Полякова, который, кстати, является директором средней школы, где преподавание ведется на русском языке. В издании с солидным для Крыма тиражом читатель мог еще раз познакомиться с "публицистическими" причитаниями "татарского Насреддина", где я, Владимир Гуркович, был выведен в образе Владислава Гуськовича. Автор посвятил даже мне целую главу, где были сделаны крутые причинно-следственные выводы.

"В те годы работал Владислав в комитете по охране национальных традиций... Как-то незаметно для себя Владислав стал рупором всего антитатарского, антиукраинского... Разрушат где-нибудь хулиганы памятник или осквернят могилу какого-нибудь известного человека, Гуськович тут же трубит на весь Крым, что это сделали крымские татары, и не просто так, а по заданию самого Меджлиса... Деятельность Гуськовича не прошла незамеченной, и кульминацией кампании по защите памятников стали брошенные в здание Меджлиса бутылки с зажигательной смесью или, как их называли еще в войну, "коктейль Молотова".

Надо отметить, что этот бредовый "коктейль" стал достоянием тысяч читателей Крыма, а ответ на запрос председателя Рескомитета по охране памятников истории и культуры, депутата Симферопольского горсовета И.А.Баранова в Главное управление МВД Украины в Крыму известен небольшому кругу лиц - моим коллегам по работе и близким товарищам: "Причастность сотрудника Республиканского комитета по охране и использованию памятников Гурковича В.Н. к совершенному преступлению в процессе следствия не установлена".

Шлейф врага крымскотатарского народа продолжал преследовать меня. Характерно, что мои усилия доказать на страницах украинской и татарской прессы свою непричастность к инкриминируемым мне деяниям, а также попытка вывести лжецов на чистую воду, оканчивались безрезультатно. Об этом я писал, в частности, в "Крымскомвремени", демократической аналитической газете, которая наиболее полно, по моему мнению, отражает интересы крымчан к событиям в России, прежде всего политическим (номер от 21 апреля 1999 года).

4. В авангарде кампании лжи, направленной насоздание в мое лице "образа врага", шла газета "Голос Крыма". Поэтому я принял решение подать в суд на газету, которая (подчеркиваю еще раз!) является приложением к "Голосу Украины", печатному органу высшей законодательной власти в Украине - Верховной Раде. Ложные и провокационные сведения, публикуемые "Голосом Крыма", унижали мои честь и достоинство, подрывали деловую и профессиональную репутацию, выставляли меня в образе ненавистника всего татарского народа Крыма, поджигателя и клеветника!

14 апреля 2000 года газета "Голос Крыма" опубликовала статью А.Сератдинова (псевдоним Наримана Хайллулаевича Ибадуллаева) "Предвестники беды". Пространственная статья имела подзаголовок "В Крыму не прекращается работа по подготовке широкомасштабного конфликта". Цель конфликта, по мнению автора, проста - "столкнуть крымских татар и русскоязычное население Крыма и тем самым очистить территорию под реализацию проектов типа "Крымская Калифорния", "Крымская Палестина", "Крымская Армения" и т.д.". И здесь же обо мне, как об активисте по подготовке межнационального конфликта: "В связи с этим уже никак не покажутся "случайностями" голословные и провокационные утверждения в крымских СМИ "славянина во всех поколениях", как он сам себя называет, В.Гурковича о том, что "разрушение памятников русской культуры в Крыму - дело рук крымских татар".

10 августа 2000 года состоялось собрание трудового коллектива Республиканского комитета по охране и использованию памятников истории и культуры Автономной Республики Крым, на котором была обсуждена эта публикация с конкретными обвинениями в мой адрес. Надо заметить, что тираж газеты "Голос Крыма" составляет 7,5 тысяч экземпляров. И это не частное издание, ибо учредителем и издателем данной газеты является Верховная Рада Украины. Кому должны верить читатели, коллеги, руководство организации, где я работаю? Печатному органу законодательной власти Украинского государства? Или - простому индивидууму, рядовому научному сотруднику?

На собрании выступил заместитель председателя Рескомитета по охране памятников, который информировал "о неоднократных попытках обвинений сотрудников Рескомитета при исполнении своих функциональных обязанностей, оскорбления их чести и достоинства. Один из наших коллег - В.Н.Гуркович, оказавшийся в подобной ситуации, решил подать иск о защите своей чести и достоинства в адрес редакции газеты "Голос Крыма" в связи с публикацией на ее страницах сведений, порочащих его как гражданина и специалиста".

Для изложения сути конфликтной ситуации мне было предоставлено слово. Текст моего выступления на собрании трудового коллектива 10 августа 2000 года прилагается. Хочу особо обратить внимание на итоговый, четырнадцатый пункт. Там изложено резюме моего выступления: "В заключение повторю, что на протяжении многих лет я трудился в сфере выявления, изучения, описания, реставрации, сохранения крымских памятников истории, археологии, архитектуры... Немало объектов из вышеперечисленных категорий относились к эпохе Крымского ханства, к памятникам, символам и святыням татарского народа и мусульманства. Поэтому мне досадно слушать недостойные, лживые и провокационные обвинения в мой адрес от лиц, которые выступают от имени крымскотатарского народа. Многие люди, живущие в Крыму, а также киевляне, москвичи, другие жители дальнего и ближнего зарубежья, которые знакомы со мной лично или знают о моей профессиональной деятельности, просто не верят порочащей меня лжи.

Однако, как объяснить тысячам читателей "ГолосаКрыма" или "Кримської свiтлицi", что я не заклятый враг и ненавистник крымскотатарского народа, что я не провокатор, не лжец и не поджигатель служебного помещения Мустафы Джемилева? Как изобличить лжецов, истинных творцов межнациональной розни в Крыму? Как остановить торжество лжи, несущей в себе не только дискредитацию меня как человека, гражданина, специалиста своего дела? Как поставить заслон вранью и инсинуациям, которые, по большому счету, бросают вызов и государственной организации, где я работаю, и той стране, где я живу?

В настоящее время верю, что в демократическом и правовом государстве есть независимый и объективный суд, который, надеюсь, сможет поставить точку в этой разнузданной пропагандистской кампании".

Трудовой коллектив приветствовал мое вынужденное решение подать в суд, квалифицировав мои действия как "основательные и своевременные, в частности, потому что в данном случае речь идет не только о защите чести и достоинства конкретного лица, но и профессиональной этике и компетенции сотрудников Рескомитета". Коллектив поддержал мой иск к газете "Голос Крыма" единогласно.

После собрания я обратился к адвокату Крымской коллегии адвокатов (г.Симферополь) Александру Ивановичу Шеховцову с просьбой оказать мне юридическую помощь и представлять мои интересы при судебном рассмотрении иска к редакции газеты "Голос Крыма" и к автору безответственных и провокационных строк в мой адрес А.Сератдинову (Нариману Хайллулаевичу Ибадуллаеву). 21 августа было составлено исковое заявление.

5. 5 декабря 2000 года в Суде Центрального района г. Симферополя было начато судебное дело по моему иску. Защита со стороны ответчиков выставила когорту заранее отобранных и подготовленных лжесвидетелей, которые под присягой подтвердили факт произнесения мною в телепередаче ГТРК "Крым" 13 января 1999 года той фразы, которую я не произносил ("Разрушение памятников русской культуры в Крыму - дело рук крымских татар"). Ходатайство адвоката А.И.Шеховцова приобщить в качестве доказательства правоты истца фрагмент видеозаписи моего выступления по крымскому телевидению было отвергнуто судьей А.Ф.Руснак. К сожалению, в итоге 12 ноября 2001 года Суд Центрального района г. Симферополя не удовлетворил мой иск к беспринципным клеветникам и профессиональным провокаторам.

На это решение суда 1-й инстанции мною 12 декабря 2001 года была подана апелляционная жалоба в Апелляционный суд Автономной Республики Крым (ранее этот суд назывался Верховным), который, рассмотрев в судебном порядке мою апелляцию, 21 мая 2002 года принял решение отменить решение суда 1-й инстанции и направить мое дело на пересмотр в тот же районный суд. Вероятно, в октябре 2002 года начнется новое слушание. Как говорится, по новому кругу. Уже пошел третий год моей борьбы за правду и достоинство.

6. К сожалению, в этой борьбе мне пришлось опираться исключительно только на свои силы и свои возможности. Благо, что мой адвокат Александр Иванович уже два года мое дело вел по существу безвозмездно, в счет будущего кредита. Меня моральноподдерживают десятки моих друзей и товарищей. Спасибо им! К сожалению, мои искренние друзья не имеют ни должной власти, ни какого-либо влияния на ход развитиявещей, ни значимых сумм денег.

Ни маломальской человеческой поддержки, ни ломаного гроша не предложили мне вождиместных "русских патриотов".

На протяжении всей своей сознательной деятельности я защищал, как принято сейчас говорить, наше национальное наследие. И, выступая 13 января 1999 года перед изувеченным памятником Льву Толстому, я действовал не только в рамках этических и научных норм, но и действовал, сообразуясь со своими функциональными обязанностями сотрудника Комитета по охране отечественных памятников истории и культуры. Мой иск о защите чести и достоинства подержал трудовой коллектив. Всецело одобрил мои действия и Председатель Комитета И.А.Баранов (к сожалению, умерший 22 апреля 2001 года). Пришедший на смену ему В.В.Лавров палец о палец не ударил, чтобы поддержать меня словом и делом. Не говоря уже об актах лицемерия, проституирования и саботажа. Как говорится, в благодарность за восемь лет моей безупречной работы в Комитете. С удовлетворением могу ныне отметить, что В.В.Лавров, освобожденный от своей начальственной должности, покинул наш коллектив.

Русскоязычная пресса, за исключением газеты "Крымское время", ни слова доброго не вымолвила в мой адрес. Вообще - ни слова, ни одного, никакого! 28 мая 2002 г. журналист Алексей Неживой из "Крымского времени" в публикации "Провокатор" судится с татарской газетой" отметил: "Между тем в этой истории есть момент, который выводит ее за рамки рядового спора между гражданином и СМИ. В ней ярко проявляется привычка некоторых сторонников меджлиса воспринимать любую критику в адрес этой организации исключительно как "наезд"на всех крымских татар".

Большинство представителей СМИ заняли непросто позицию сторонних наблюдателей, а циников, стоящих над схваткой правды и лжи."Мы политикой не занимаемся", - сказал один журналист государственной газеты, выходящей на русском языке. "Это не наша тематика", - сказали мне в другой газете, которая также выходит на русском языке и является печатным органом Совета министровАвтономной Республики Крым.

Аналогичная ситуация и на телевидении. За исключением Юлии Орловой и Сергея Канева ни один тележурналист (ни крымский, ни российский, а об украинских и говорить не стоит!) даже отдаленно не пожелал прикоснуться к теме моего судебного процесса. О! Казалось бы, какая выигрышная тема: выступление сотрудника Комитета по охране памятников истории и культуры Крыма вызвали пожар "рейхстага" татарских националистов!

Почему так происходит? Причин здесь несколько. Главная заключается в том, что власти Украинского государства проводят мюнхенскую политику по отношению к татарскому национализму и экстремизму. Госчиновники и служивые в крымских властных организациях выполняют предначертания из Киева. Пример тому - отказ от возбуждения уголовного дела по факту разрушения упомянутого выше памятника Льву Толстому. В силу отсутствия состава преступления, так как (внимание!): "В ходе проверки, - сообщает заместитель начальника Симферопольского районного отделения УВД, - установлено, что разрушение памятника произошло в результате природных явлений". 21 Вот так! Есть акт осмотра оскверненного памятника, его фото- и телефиксация (см. приложение 8): уничтожена лицевая часть литого из бетона бюста, вдребезги разбита мраморная мемориальная доска. И это есть результат проклятых в благословенной Тавриде "природных явлений"! А если серьезно, то этот официальный "документ" фигурировал в суде как козырь у моих ответчиков из "Голоса Крыма".

Да что там какой-то постылый памятник офицеру старой Русской армии. Уж восемь лет крымскотатарские националисты воюют в Чечне, убивая наших современников - воинов нынешней Российской армии. Да и не только их!

Как просто: граждане Украины пересекают границу (вроде бы и братско-дружественного) государства, берут в руки автоматы, закладывают фугасы, убивают, взрывают, терроризируют всех, кто не поддерживает антигосударственную, а попросту - бандитскую деятельность экстремистов.

Понятно, что международные террористы (воистину - международные!) рядятся в тоги борцов за мир, свободу и процветание чеченского народа. Это делается открыто. Так же, как открыто заявляется, что инициатором акции посылки боевиков на территорию сопредельного с Украиной государства является Исламская религиозная партия Крыма. Смотрите и читайте - первая ласточка - газета "Авдет" от 26 декабря 1994 года: "Крымскотатарские добровольцы в Чечне".

Мустафа Джемилёв (резиденцию которого подожгли, как уже знает почти весь Крым, с моей легкой руки) дипломатично благословил убийц: "Отговаривать добровольцев от этого поступка у Меджлиса не было морального права".

И восемь лет они воюют. Ни одного хоть мало-мальски укоризненного заявления со стороны влиятельных структур Украинского государства!

7. Защищая от вандалов наше культурное наследие, наше национальное достояние, я, простой научный сотрудник государственной организации, которая создана для охраны и сбережения памятников истории и культуры, оказался один на один с бандой вероломных и лукавых, опытных и безжалостных провокаторов.

Один госслужащий из родного Комитета по охране памятников сказал мне просто: "Владимир Николаевич! Почему Комитет должен оплачивать ваши судебные издержки? Ведь в суд обратились вы сами. Это ваше дело".

Второй объяснил мне "юридические" тонкости: "Рескомитет не является субъектом в судебном процессе".

Мне, впрочем, еще можно улыбаться и шутить: моя ситуация далеко не самая абсурдная и, тем более, еще не смертельная. Несмотря даже на высказывание журналиста Н.Х.Ибадуллаева, что "его предки говорили бы со мной на другом языке" (архив Суда Центрального района г. Симферополя. Дело судебное, 2 - 1561/01, лист 83, оборот - протокольная запись 12 ноября 2001 г.).

И здесь напрашивается одесско-еврейский анекдот "Лишь бы не было войны". Подумаешь, ужас какой будет, если начнется война. Будет и мне гораздо страшнее, безысходнее и тяжелее. Не приведи Господь! Представим себе ситуацию: несметные вражеские полчища вторглись на территорию страны твоей. Ты уже заочно объявлен врагом "нового порядка". Оккупанты вот - вот вломятся в твой дом. Глумятся они над святынями народными, над памятниками Отечества.

И в этот момент рать чиновников от имени Родины мне внушает: "Приветствуем тебя, рядовой гражданин Гуркович, что ты один из первых выразил желание подняться на священную борьбу с заклятым врагом. Конечно, помогать мы тебе не будем: ведь на передовой твоя земля, а за спиной твоей - твой дом, твои святыни, твои памятники, которые, кстати, ты и должен сберегать. Покупай на зарплату свою винтовку и патроны, пушку, танк... Воюй! Не дай недругу поганить свое родное, кровное и - напоминаем тебе еще раз - твое профессиональное. Защищай рiдну кримську Батькiвщину, а заодно и нас! Ну, а если руку-ногу или голову потеряешь, то дело это твое - на фронт ведь ты, патриот, пошел добровольно!"

И вот для меня блеснул свет надежды на торжество правды и справедливости. Верю, что информация из "Московского комсомольца" (от 21 июля 2002 года) о том, что "московские власти намерены помогать в отстаивании своих прав русскоязычным гражданам, проживающим за рубежом", кардинально изменит ход моего судебного процесса.

Поддержите меня, москвичи! Московские власти, юристы и журналисты, окажите мне содействие в борьбе с нашим общим злом. Мы вместе одержим победу!

Владимр Гуркович, славянин во всехпоколениях.

P.S. Недавно крымская газета "Русский Мир" опубликовала перевод одной статьи из татарской газеты "Крым". Эта публикация еще раз публично и требовательно призывает сокрушить памятник князю В.М.Долгорукову в Симферополе (первый призыв был сделан еще в 1992 году - см. приложение 4): "Ведь Долгоруковский "каменный нож" до сих пор продолжает преспокойно стоять, оскорбляя крымскотатарский народ. Но любому терпению есть предел. И да поможет нам Аллах, в какой-то из дней 18 мая мы этотпамятник уничтожим". Как это сделать? В газете объясняется, как снести памятник: "ведь это совсем не трудно - набросить на шпиль трос и с помощью одной-двух мощных машин потянуть".
И памятник Василию Михайловичу, войска которого в 1771 году положили конец грабительским набегам Гиреев на территорию современной Украины, будет уничтожен. Заодно из крымской материальной истории будет вычеркнута память о князе Долгорукове-Крымском, градоначальнике Москвы в 1780-1782 годах.

Судебное заседание состоится 29.10.2002 г. в 14-00 в Центральном районом суде г.Симферополя.

23 сентября 2002 г.
Приложения: 1. 23 ксерокопии и видеокассета
Симферополь, тел.дом. 8-10-38-0652-25-40-18 тел/факс сл. 8-10-38-0652-24-76-62

Hosted by uCoz