Мустафа Джамилев

Меджлис снова поднял руку на православные святыни

Успенский монастырь

Так называемый "меджлис крымскотатарского народа" давно "славен" своими противозаконными акциями. Позавчера активисты этой экстремистской организации устроили очередное побоище. На этот раз оно произошло на святой земле Бахчисарайского Свято-Успенского монастыря. Несколько сот участников акции вступили в массовую драку с сотрудниками ОМОНа, охранявшими святую обитель от осквернения и поругания.

События развивались следующим образом.

20 июля в газете Верховной Рады Украины "Голос Крыма" появилась хамская, чтобы не сказать больше, статья, заголовком которой автор выбрал строчки из Пушкина "Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной". Некий Ибраим Абдуллаев намекал на то, что, дескать, отцу Силуану, наместнику Свято-Успенского монастыря, "не хватает ни горы, ни ущелья, ни земли, ни места". В том же номере "Голоса Крыма" был помещен призыв бахчисарайского регионального меджлиса к соотечественникам "принять участие во всекрымском акте протеста против передачи некоторых зданий и части территории исторического комплекса "Зынджырлы медресе" во владение Свято-Успенского монастыря".

Этим призывом меджлис ввел в заблуждение (намеренно?) свой народ. Свято-Успенский монастырь никогда не претендовал и не претендует на здания и территорию "Зынджырлы медресе". При советской власти, которая одинаково не жаловала и православие, и ислам, на землях монастыря и медресе был создан Бахчисарайский психоневрологический интернат. После того как душевнобольных перевели в другое место, территории, которые исторически принадлежали Свято-Успенскому монастырю, двумя постановлениями крымского правительства были возвращены обители. На "Зынджырлы медресе" с его национальными крымскотатарскими святынями - могилой Исмаила Гаспринского и мавзолеем Хаджи-Гирея- никто не покушался и покушаться не собирался. Комплекс медресе огражден забором и не имеет к монастырю никакого отношения.

Однако меджлису это все равно. У него свои планы на всю территорию бывшего психоневрологического интерната. Поэтому он и решил в очередной раз вывести людей на улицы - излюбленный способ сей организации решать свои проблемы.

Акция протеста против возвращения православной обители ее исторических земель была назначена на 25 июля. К условленному времени - одиннадцати часам дня - на площади у въезда в Свято-Успенский монастырь собралось около трехсот крымских татар с национальными флагами во главе с председателем бахчисарайского районного меджлиса Ильми Умеровым (по совместительству он занимает еще и должность зампреда Бахчисарайской райгосадминистрации) и муфтием Крыма. Здесь же можно было лицезреть и одетого в штатское платье подполковника Рефата Кенжалиева - одного из заместителей начальника крымской милиции.

В свою очередь Русская община Крыма привезла в монастырь несколько десятков своих членов. Они также развернули свои знамена и транспаранты и выстроились на дороге, ведущей к православной обители.

В начале митинга Ильми Умеров огласил, что накануне, 24 июля, правительство Крыма приняло постановление, в котором приостановило действие своих же предыдущих постановлений о возвращении Свято-Успенскому монастырю его исторических земель. Подписал это новое постановление в свой последний день работы премьер-министром Сергей Куницын, известный своей терпимостью (если уместно такое определение) к регулярно повторяющимся провокационным акциям меджлиса.

После этого крымские татары еще немного пошумели, покричали "Аллах акбар" и маршем отправились в медресе. Казалось, вопрос исчерпан. Куницын напоследок "хлопнул дверью", а меджлис, в очередной раз прибегнув к силе, легко решил свои проблемы. Увы, не тут-то было. Помитинговав на территории "Зынджырлы медресе", разгорячившаяся толпа двинулась по нижней дороге (пикет Русской общины стоял на верхней) к монастырю. Путь туда им преградил заслон из омоновцев со щитами. Однако впервые ли горячим меджлисовским парням вступать в рукопашную со стражами порядка, будто специально призванными быть заложниками не в меру "миролюбивых" властей. Так случилось и на этот раз. Трижды митингующие пытались прорвать строй милиции и трижды были отброшены назад. С обеих сторон есть пострадавшие.

В финале, как и положено, появился "мудрый" Мустафа Джемилев и утихомирил своих соплеменников. Теперь он будет рассказывать всем о том, что предотвратил большое кровопролитие, и будет продолжать шантажировать власть тем, что его радикалы, дескать, готовы на все...

Хотя он-то и есть самый главный радикал!

Штурм Свято-Успенского монастыря выглядит логическим продолжением нашумевшего едва ли не на весь мир КРЕСТОПОВАЛА. Сначала меджлисовцы оскверняли поклонные кресты, теперь они подняли руку на русскую православную святыню, основанную, кстати, еще в восьмом веке, когда о крымских татарах на полуострове и слуху не было.

С другой стороны, когда же нашим властям станет наконец ясно, что путь уступок меджлису, ведет вовсе не к "миру и национальному согласию". Если власть и дальше будет давать слабину, ее будут и дальше шантажировать при каждом удобном случае. Здесь работает логика известной народной поговорки: положи ему палец в рот, он руку откусит.

Если мне не изменяет память, нападение на сотрудников правоохранительных органов классифицируется Уголовным кодексом как тяжкое преступление. Следовательно, кого-то нужно сажать в тюрьму.

Имена организаторов "всекрымской акции протеста" известны. Один из них - госслужащий Ильми Умеров.

Когда же правительство заставит меджлис уважать законы? Или меджлису все опять сойдет с рук?

Александр Мащенко, Крымское время, 27.07.2001
Hosted by uCoz