Рукописи не горят:

Как Филарет громил бандеровцев и прочих украинских фашистов . . .

О попе-расстриге и раскольнике . . .


АКТ
ОБ ОТЛУЧЕНИИ ОТ ЦЕРКВИ

колокол расколамонаха Филарета(Денисенко)

Спаситель"... повеждь Церкви, аще же и церковь преслушает, будет тебе якоже язычник и мытарь." (Мф., 18.17)

1. Освященный Архиерейский Собор имел суждение об антицерковной деятельности монаха Филарета (Денисенко). лишенного всех степеней священства Судебным деянием Архиерейского Собора от 11 июня 1992 года и предупрежденного Архиерейским Собором 1994 года о том, что "в случае продолжения… бесчинства он будет отлучен от Церкви через анафематствование".

Освященный Архиерейский Собор вынужден ныне со скорбью констатировать, что монах Филарет не внял обращенному к нему от лица Матери-Церкви призыву к покаянию и продолжал в межсоборный период раскольническую деятельность, которую он простер за пределы Русской Православной Церкви, содействуя углублению раскола в братской Болгарской Православной Церкви и принимая в общение раскольников из других Поместных православных Церквей; преступно пренебрегая обоснованным прещением со стороны законной церковной власти - лишением сана, он продолжал совершать святотатственные "богослужения", в том числе и кощунственные лжехиротонии; не имея священного сана, монах Филарет, к соблазну многих, дерзнул наименовать себя "патриархом Киевским и всея Руси-Украины", в то время как древнюю Киевскую кафедру правомерно занимает канонический Предстоятель Украинской Православной Церкви в сане митрополита; монах Филарет не прекратил возводить хулы на епископат, духовенство и верных чад Украинской Православной Церкви, пребывающей в каноническом общении с Русской Православной Церковью и через нее со всей Вселенской Православной Церковью, продолжая наносить своими преступными деяниями урон Православию на Украине.

Ввиду вышесказанного Освященный Архиерейский Собор на основании 28 Апостольского правила, гласящего: "Аще кто епископ, или пресвитер, или диакон, праведно за явныя вины изверженный, дерзнет коснутися служения, некогда ему порученнаго, таковый совсем да отсечется от Церкви", - а также правил Сардикийского Собора 14-го, Антиохийского Собора 4-гр, святого Василия Великого 88-го, единогласно определяет:

Отлучить монаха Филарета (Михаила Антоновича Денисенко)
от Церкви Христовой.
Да будет он анафема пред всем народом.

2. Освященный Архиерейский Собор, ввиду отсутствия покаяния со стороны монахов Иакова (Панчука) и Андрея (Горака), участвующих в преступной раскольнической деятельности бывшего монаха Филарета, еще раз призыв их к покаянию и прекращению кощунственных бесчинств и предупреждает, что в противном случае они будут отлучены от церковного общения через анафематствование.

3. Освященный Архиерейский Собор, радея о заблудших, вовлеченных в раскол бывшим монахом Филаретом, напоминает всем, дерзающим иметь с ним общение в молитвах, о том, что, по святым канонам, и они. в случае если не прервут такового общения, подлежат отлучению от Церкви. В 88-м правиле святитель Василий Великий, обращаясь к запрещенному им в служении пресвитеру Григорию, предостерегает: "Аще же, не исправив себя, дерзнешь коснутися священнодействия: то будешь анафема пред всем народом, и приемлющие тебя будут отлучены от всея Церкви"

4. Освященный Архиерейский Собор извещает Предстоятелей Поместных православных Церквей о состоявшем отлучении от Церкви через анафематствование бывшего монаха Филарета (Михаила Антоновича Денисенко).


Ещё о попе-расстриге и раскольнике:

К протестам украинских самостийников против установки в Одессе памятника Российской императрице Екатерине II присоединился авантюрист Михаил Денисенко, называющий себя «киевским патриархом Филаретом». В советское время Денисенко был агентом КГБ в Русской Православной Церкви под кодовой кличкой "Антонов". Официально он имел сан митрополита и возглавлял киевскую кафедру. В конце 90-х годов Денисенко был изгнан из церкви за нравственные нарушения и предан анафеме. Одно время Денисенко сам претендовал на патриарший престол в Москве, но его усилия стать предстоятелем РПЦ провалились, и он решил учинить раскол в православии на Украине.

Т.н. "Киевский патриархат" не признан не только в православном мире. Священники его приходов не обладают апостольской преемственностью, а их таинства недействительны. Денисенко не раз повторял аргументы самостийников против восстановления памятников Екатерине II в Одессе, Симферополе и в Севастополе. Императрица, по словам Денисенко, «ликвидировала остатки украинской государственной автономии, а ее правительство начало политику тотальной русификации Украины». От себя самозванец добавил следующее: «не следует забывать и о моральном облике этой правительницы, которую даже умеренные российские историки называют «страстолюбицей». При этом следует заметить, что сам Денисенко (монах!!!) сожительствовал с некоей Родионовой и прижил от нее трех дочерей.

Так что «киевский патриарх» также был большим страстолюбцем и не убивал плоть, как положено монаху.

Рукописи не горят:
Как Филарет громил бандеровцев и прочих украинских фашистов

В связи с резонансными откровениями духовного лидера Украины т.н. «патриарха Филарета», где он объявляет, что Донбасс ещё не полностью искупил страданием и кровью «свою вину за голосование на референдуме за федерализацию Украины», пользователи соцсетей выражают уверенность, что, «стань он в 1990-м Патриархом Московским, клеймил бы сейчас фашистов так же, как мечет ныне громы в дончан».

украинских нацистов он успел-таки заклеймить.

Ещё 1981 г., когда митрополит Филарет возглавил во Львове празднование 35-летия упразднения украинской униатской «церкви», он рассказал, что «только во Львовской епархии противники церковного воссоединения с Матерью – Русской Православной Церковью и братской дружбы украинского и русского народов лишили жизни более 30 священников». Более откровенная характеристика бандеровцев тогда не допускалась, ибо партия (которой верно служил агент КГБ Филарет по кличке «тов. Антонов») не приветствовала вскрытие некоторых страниц истории народов, составлявших «новую историческую общность».

Предметно заговорил о бандеровцах митрополит Киевский и Галицкий с наступлением гласности и демократизации, когда идейные наследники «нэзломлэных» стали реальной угрозой всевластию партии и её церковного наместника.

В 1989 г. Филарет жаловался «Московским Новостям» на погромы православных приходов в Галиции (а одним из «оправданий» погромов «московской церкви» для неонацистов был как раз факт работы Филарета на КГБ):

«Полностью скомпрометировали себя иерархи греко-католической церкви…сотрудничеством с оккупационным фашистским режимом и бандеровскими националистическими бандами… Подогреваемые униатскими и националистическими центрами из-за рубежа, они добиваются… отторгнуть от Русской Православной Церкви тысячи приходов, миллионы верующих. …Националистически настроенные элементыстремятся с помощью унии отторгнуть украинцев от их единокровных братьев русских. Руководители Украинской Католической Церкви на Западе, объединяясь сукраинскими националистами, не скрывают, что основная цель их борьбы – добиваться выхода Украины из состава Союза ССР… Не надо быть ясновидцем, чтобы понять: восстановление бывшей униатской церкви приведет к религиозной и политической борьбе, к разъединению народов».

Досталось и «автокефалам» – «Лидеры незаконной автокефалии стоят нанационалистических и сепаратистских (что-то напоминает, не правда ли? – автор.)позициях. Ныне «автокефальное» движение распространено главным образом в Галиции. Однако, используя политическую ситуацию, сепаратистские силы способствуют распространению раскола по всей Украине, поставив себе целью ликвидацию УПЦ, которая пребывает в каноническом единстве с Московским Патриархатом»(«Православный вестник» №10, 1990)  и обеим ветвям «киевской традиции» вместе взятым: «Доводим до сведения Президиума Верховного совета УССР о противоправных и хулиганских действиях групп экстремистов, которые называют себя автокефалистами и греко-католиками, специально привезенных из западных областей Украины…В результате пикетирования и блокирования входов на территорию Софийского собора экстремистами православные верующие были лишены возможности свободно пройти к храму Святой Софии и на его территорию… В их адрес выкрикивали оскорбительные лозунги «москали» и «оккупанты» (любимое определение «москалей» Филарэтом сегодняшним, – Д.С.), им наносили побои. С православных священников и монахов срывали кресты, облачения, вырывали хоругви, разбивали иконы… Увы, в блокаде подходов к Софийскому собору и попытке сорвать богослужение, в пикетировании приема принимали активное участие и некоторые депутаты Верховной Рады УССР: Иван Драч, Дмитрий Павлычко, Михаил Горынь, Иван Заец, Олесь Шевченко, Лариса Скорик, Сергей Головатый, Левко Лукьяненко, Роман Лубкивский, Михаил Швайка и другие… (…нынешние духовные чада Филарэта, – Д.С.)… Толпа на улице скандировала возмутительные призывы, например, «геть московского попа» (как орали спустя 15-20 лет филарэтовцы во время визитов на Украину патриархов Московских Алексия и Кирилла, – Д.С.).., тем самым показав, что они далеки от религии, христианской морали и общечеловеческих моральных ценностей («Православный вестник №1 за 1991 г.)».

«Это было во времена начала движения Руха во Львове, – вспоминал ближайший помощник экзарха викарий Киевской епархии и управляющий делами Украинского Экзархата митр. Ионафан. – Филарет приехал туда для ознакомления с ситуацией на месте и встречи с интеллигенцией. Там его подвергли обструкции, обвиняя во всех смертных грехах, пособничестве советской власти и так далее. Потом я его встречал в киевском аэропорту «Жуляны». Он возвратился очень хмурый и озабоченный и, увидев меня, как-то обреченно-горько сказал: «Там советской власти уже нет. Их там надо танками давить». Такой была его реакция на встречу с галицкой интеллигенцией, той самой, которую он сейчас, как танк, использует для того, чтобы удержаться при власти».

Использует не только живых, но и мёртвых, заметим. Например, некогда ненавистного ему литератора Стуса. «Сейчас я с изумлением читаю, как эмоционально Филарет выражает скорбь по поводу мученической смерти этого поэта от рук большевистско-коммунистического режима, которому Филарет был предан и искренне служил, – продолжает бывший помощник экзарха. – Пусть же останется в истории, как Филарет и представитель КГБ в резиденции на Пушкинской, 36, в зале, где он говорит сейчас уранационалистические проповеди, вместе разрабатывали план срыва похорон тела Стуса, привезенного в Киев. По минутам высчитывалось время, чтобы растянуть обряд панихиды в Покровской церкви на Приорке, чтобы гроб не пронесли по городу, как того желали участники похорон.

 

Филарет лично инструктировал старика отца Николая Радецкого, настоятеля Покровской церкви, как, вопреки церковному уставу, затянуть двадцатиминутную панихиду с утра до 16 часов вечера… Ничего из этой затеи не получилось. Руховцы зашли в храм с желто-голубыми флагами, отстранили о. Николая от службы и панихиду совершили какие-то униатские священники из Галичины. Филарет был сильно раздосадован. Теперь же он лицемерно участвует в разных поминальных мероприятиях, академиях, распинаясь в своей любви к замученному в застенках лагерей поэту!».

Тот же митр. Ионафан свидетельствует, что после того как Филарету донесли, что он читал проповедь по-украински, тот справедливо, заметим, потребовал «не потакать руховцам и националистам» и прекратить использование на службе «этой смеси жидовской и польской мовы».

Конечно, в публичном пространстве Филарет более благопристойно пояснял отказ от богослужения на мове (что ныне повсеместно практикуется в возглавляемой им «церкви»): «В храмах нашей Святой Церкви мы молимся на церковнославянском языке, языке святых славянских учителей Кирилла и Мефодия. Этот язык свидетельствует о том, что все славянские народы веками стоят на основе молитвенного единства, это язык святого Владимира Крестителя нашего, это язык, на котором молились наши мужественные украинские казаки. Поэтому славянский язык для наших верующих людей стал языком традиционным, святым («Православный вестник», №1, 1991 г. стр. 8)».

Но бытовую украинофобию Филарета подтверждали и авторы коллективного письма, опубликованного в парламентской газете «Голос Украины», в т.ч. служители т.н. «Украинской автокефальной церкви» (УАПЦ): «Филарет… воспитывал украинскую паству в неприязни ко всему украинскому, запрещал проповедовать на родном языке, напутствуя: «Мы не должны идти на поводу у этих руховцев, и вообще украинского языка не существует, а есть лишь польско-жидовский гибрид». Он откровенно радовался по поводу гибели людей в Вильнюсе… Любое проявление национального сознания называл не иначе, как «петлюровщиной» и «бандеровщиной». Свое «уважение» к Патриарху УАПЦ Мстиславу (главе «УАПЦ», племяннику Петлюры, – Д.С.) он проявлял в том, что, издеваясь, не допустил девяностолетнего человека к могиле Тараса Шевченко в Каневе. Это широко известный факт. Во время похорон национального поэта Василия Стуса Филарет пытался сделать всё (тоже известный факт), чтобы погибшего поэта не смогли пронести возле памятника Шевченко и таким образом «не осквернили улицы Киева петлюровскими знамёнами«. Такой вот «флаг украинства». «Поднял и 50 лет несёт».

Двадцать шесть свидомых депутатов во главе с Вячеславом Черноволом в первый же месяц украинской незалежности выступили с заявлением-предостережением: «Филарет правдами и неправдами ищет пути, быстро поменяв свои лозунги, чтобы заручиться поддержкой нового правительства… Наше депутатское сознание призывает провозгласить очевидный факт: митрополит Филарет (Денисенко) препятствует духовному возрождению Украины».

А вот что писал Филарет, уже будучи местоблюстителем Престола Московского Патриарха, и как был он уверен, без пяти минут Патриарх Московский: «Говорят, нам нужна Украинская Церковь. Но в такой постановке есть очевидный умысел. Русской наша Церковь стала называться еще со времен князя Владимира, то есть со времен, когда еще не было отдельно ни украинцев, ни белорусов, ни россиян. Уже 1000 лет она носит это название. Сейчас к ней относятся и эстонцы, и латыши, и мордва, и молдаване, и другие… Церковь многонациональная и название имеет то, которое получила еще во времена Киевской Руси (газета «Советская Украина» от 9 мая 1989 г.)».

Когда же «УАПЦ» стала возвращаться на Украину, Филарет забил в колокола: «Сегодня сторонники так называемой «Украинской автокефальной православной церкви», которая имеет всего лишь 70-летнюю историю… при поддержке сил экстремистского характера разрывают не только хитон Единой, Соборной и Апостольской Церкви, но сеют вражду и братоненавистничество среди украинского народа («Православный вестник» №1 за 1991 г., стр. 7)».

Через 25 пять лет сам Денисенко будет к такому братоубийству призывать, какое ему самому и в кошмарном сне присниться не могло…

www.politnavigator.net/rukopisi-ne-goryat-kak-filaret-ё-banderovcev-i-prochikh-ukrainskikh-fashistov.html#cc-61197935

 

Hosted by uCoz