сердце Десять лет спустя глаз-слеза

Анекдот в тему:
Приходит мужик в паспортный отдел и просит поменять ему имя, отчество и фамилию.
- Как, всё сразу?!
- Да, уж больно они у меня одиозные: всё время окружающие грозятся морду набить...
- И как же Вас зовут?
- Борис Макарович Шушкевич...
Комментарий: но с ещё большим наслаждением бил бы народ по морде этому мужику, если бы узнал, что девичья фамилия его жены - Чучма (уж очень ассоциируется на Малороссии с другой известной фамилией...)

Мы трепетно относимся ко всем круглым датам. Это традиция.

Поэтому две тысячи первый год обречен у нас стать годом подведения итогов новой "капиталистической" жизни. Десять лет назад, в 1991 году, не стало Союза Советских Социалистических Республик - "первого в мире государства рабочих и крестьян", и братские республики принялись устраивать свою жизнь порознь, но на один - капиталистический - манер. Недаром именно в эти дни братва всех бывших союзных республик торжественно (на свой лад!) отмечает десятилетие появления на еще советских дорогах легендарного шестисотого "Мерседеса".

Люди попроще и победнее отмечали в минувшие выходные другую дату - десятилетие референдума о сохранении СССР. Хотя у нас на Украине, конечно, в чести у государства референдум немного другой - о независимости. Но этот грандиозный юбилей - целое десятилетие незалежности - еще впереди. Несмотря на свой национальный желто-голубой колорит, он также станет поводом для того, чтобы пораскинуть мозгами о том же: а что, собственно, произошло за эти десять лет на, как выражаются политологи, постсоветском пространстве?

Секретари ЦК превратились в президентов, секретари горкомов и обкомов - в губернаторов и парламентариев, комсомольские вожаки - в предпринимателей и олигархов. Единый советский народ разделился на множество враждующих между собою народцев. Блок коммунистов и беспартийных на заграничный манер переименован - в электорат. Пленумы ЦК объявлены сессиями парламента. КГБ - СБУ. Рубли - гривнами. Школы - колледжами, техникумы - институтами, институты - университетами, а университеты - академиями. Колхозы стали коллективными сельскохозяйственными предприятиями, а колхозники - латифундистами. Таковы общие качественные изменения.

У нас на Украине дополнительно к вышеуказанному русские официально, в школьных учебниках, объявлены захватчиками, Петр Первый и Екатерина-II - катами (палачами) украинского народа, Мазепа и Бандера - героями. В качестве незначительной детали можно еще добавить, что в Крыму в результате не столько этнографических, сколько околополитических изысканий обнаружен неизвестный дотоле (или доселе?) "коренной народ"...

Количественные изменения на постсоветском пространстве выражаются в сокращении протяженности государственной границы - с непривычки к суверенным масштабам некоторые страны можно переплюнуть с севера на юг или с востока на запад, уменьшении зарплаты и, соответственно, количества денег в кошельках у большинства граждан, увеличении цен и долгов, которые за нас делают у заграничных капиталистов наши министры и премьер-министры.

В остальном, в принципе, все по-прежнему. По Киеву, например, как и десять лет тому назад, бродят плохо одетые люди с разноцветными знаменами, а в провинции телезрители зевая наблюдают за ними по ящику.

Единственное, чего я боюсь, как бы мы зевая не обнаружили однажды в очередных вечерних новостях сообщения о новой гадости. Как почти десять лет назад, когда нам объявили о том, что страны, в которой мы жили, больше нет...

Александр МАЩЕНКО, "Крымское время"