Могущество России прирастать будет диаспорой

Свистунов

В российских политических кругах крепнет убежденность в необходимости изменения политики в отношении соотечественников, - уверен председатель Русского движения Украины Александр Свистунов. В справедливости этого заключения он убедился во время своего последнего визита в Москву, проведя переговоры с рядом политических деятелей и приняв участие в работе Совета соотечественников при Государственной Думе и встрече его членов с Патриархом всея Руси Алексием II.

О чем разговаривал с соотечественниками Алексий II?

Нас ждал очень теплый прием. Патриарх прекрасно разбирается в религиозной ситуации в каждом из государств СНГ. Чувствовалась его осведомленность и неравнодушие к проблемам православия и русских в ближнем зарубежье. Мы получили колоссальное удовольствие от общения с этим мудрым человеком.

На всем постсоветском пространстве в решении церковных проблем ясно прослеживается политический подход. Патриарх говорил об этом с огромной печалью. Алексий II еще раз подтвердил жесткость позиции РПЦ по отношению к намерениям украинского руководства создать единую поместную церковь и к предстоящему летом визиту на Украину Папы Римского.

Общественность должна воспрепятствовать грубому политическому вмешательству в вопросы веры. Но как бы не сложились обстоятельства, русские на Украине никогда не покинут каноническую Русскую православную церковь Московского патриархата. Так же, как и все, мы имеем право на свободу вероисповедания, и никто не должен давить на нас и требовать перехода в ту или иную церковь. РПЦ Московского патриархата - это наша душа, и мы не позволим ее вынуть.

Вы уже несколько лет пытаетесь привлечь внимание Москвы к проблемам соотечественников на Украине. Заметны ли какие-то изменения в отношении России к двадцатипятимиллионной русской диаспоре в ближнем зарубежье?

Очевидно, что сейчас идет пересмотр старых позиций. Российские власти ищут новые подходы к решению проблемы соотечественников в экономической, политической, культурной сферах. Происходит осмысление той роли, которую играет русская диаспора на всем постсоветском пространстве. Москва впервые начинает осознавать, что это не столько проблема России, сколько ее потенциальная экономическая сила, миллионы рабочих рук и деятельных умов, которые могут послужить на благо страны.

Когда я приезжал в Россию лет пять-шесть назад, вопросы возможного переселения сюда соотечественников никто не хотел даже обсуждать. Экономика России, говорили мне, не выдержит такой огромной массы людей, вы уж как-нибудь там приспосабливайтесь. Слышать все это было очень странно. Мы ведь не предлагаем организовать переезд в Россию дебилов и умалишенных. Речь идет о прекрасных специалистах, элите общества, которой были русские на Украине, в Прибалтике и республиках Средней Азии в годы советской власти. При этом нужно иметь в виду, что о переселении в Россию думают прежде всего патриотически настроенные русские люди с высоким уровнем национального самосознания. Российские властные структуры смогли, наконец, это понять.

Качественный переворот произошел и в русской диаспоре. На последних мероприятиях, посвященных проблемам соотечественников - конференции, организованной московской мэрией, и заседании Совета при Государственной Думе - руководители русских организаций ближнего зарубежья выступали очень решительно. Соотечественники перестали просто жаловаться на притеснения и ущемление своих прав. Мы больше не просим, чтобы нам уделили внимание, мы прямо ставим вопросы, которые обязана решать Россия. Причем сделать это она должна даже не ради соотечественников, а ради себя самой. Очень жаль, что все пока происходит слишком медленно.

Что могут дать соотечественники своей исторической родине?

Сейчас речь идет уже не о том, чтобы заработал закон о соотечественниках, как мы просили раньше. Должен быть принят закон о разделенной нации, из которого бы вытекала необходимость ее воссоединения. Это имело бы огромный практический смысл. Во-первых, силами диаспоры можно поднять малонаселенные Сибирь и Дальний Восток, страдающие от нехватки кадров и низкой рождаемости.

Во-вторых, пора осознать, что за всеми интеграционными процессами в СНГ - в Белоруссии, Молдавии, Приднестровье - стоит русский фактор. Россия начинает понимать, что он имеет если не определяющее, то во всяком случае очень большое политическое значение. Я уверен, что в Закавказье, на Украине и в Средней Азии в ближайшие пять-шесть лет также произойдут качественные сдвиги в сторону сближения с Россией. Важно, чтобы понимание этого наступило у политической элиты России, чтобы чисто коммерческие интересы в СНГ сменились наконец государственным подходом.

Иногда представителей русских организаций обвиняют в излишнем радикализме, неумении находить общий язык с властями страны проживания…

На нас действительно часто стремятся наклеить ярлыки вроде "пятая колонна". Но наш "радикализм" не идет ни в какое сравнение с радикализмом украинских националистов, которые ходят в центре Киева со свастиками на рукавах. Видала Украина и выступления крымских татар. Но никто не сможет привести хоть один пример того, как русские поднимают население на какие-то экстремистские акции. Однако националисты все время пытаются столкнуть лбами русский и украинский народы. 
У русских людей на Украине есть свои проблемы, которые необходимо решать, и от этого украинское правительство никуда не денется. Но они не имеют с экстремизмом ничего общего. Разве можно считать радикализмом постановку проблем русского языка, русских школ? Это чисто житейские проблемы.

Меня самого как руководителя Русского движения Украины неоднократно и абсолютно безосновательно обвиняли в экстремизме. Преследование по надуманным поводам, бесконечные проверки и инспекции, мешающие развитию бизнеса, продолжаются до сих пор. Возможно, подобные предубеждения тормозят и организацию моей встречи с президентом Украины Леонидом Кучмой, решение о которой было принято на февральской конференции РДУ и Межнационального форума Украины. Надеюсь, что все это только наследие былого антироссийского курса.

Мы настроены на то, чтобы помочь Украине встать на ноги, сделать ее цивилизованным европейским государством. Русский фактор может быть только консолидирующим, поскольку русские Украины естественно заинтересованы в сохранении ее целостности.

Кроме того, русские прекрасно видят, что без тесного экономического взаимодействия Украины с Россией Украина не сможет подняться. За последние полтора-два года инвестиции российского капитала на Украине превысили всю ту "помощь", которую оказали ей Европа и США за десять лет. Покупаются заводы, создаются рабочие места, идет наполнение бюджета. Это будет продолжаться и дальше, нужно лишь создать для этого предпосылки. Что здесь экстремистского? С русских людей надо снять этот дурацкий ярлык.

Можно ли говорить об успехе подобной антирусской, антироссийской пропаганды на Украине?

Не вдаваясь в подробности "кассетного скандала" на Украине, хочу сказать, что не только там, но и в других государствах постсоветского пространства начинается процесс отрезвления и понимания того очевидного факта, что Россия не собирается покушаться на их независимость.

Десять лет антирусской истерии и раздувания ненависти к Москве не привели ни к обещанному националистами изобилию и сказочному повышению уровня жизни, ни к выдающимся достижениям в области внешней политики. Наоборот: мы наблюдаем полный развал по всем направлениям, и в производстве, и в сельском хозяйстве, и в социальной сфере.

Эта истерия выгодна лишь представителям прозападных украинских политических кругов, которые разыгрывают антирусскую карту ради приумножения собственного капитала, причем не только политического. Но сейчас наступает перелом в сознании политической элиты Украины. Люди начинают понимать, что России выгодно торговать с Украиной, и она заинтересована в этом.

Хорошо это и для самой Украины. Она рассматривается Россией как равноправный партнер, а не как донор, из которого нужно как можно быстрее выкачать все ресурсы. Ведь для тех же США и государств Европы Украина не представляет никакого интереса, кроме геополитического, когда она рассматривается как плацдарм против России, не позволяющий ей мощно выступить на европейской арене.

Русские, живущие на Украине, убеждены, что без взаимодействия с Россией, без совместных экономических программ возродить страну крайне тяжело. Пытаться сделать это без учета русского фактора на Украине - тяжело вдвойне. Поэтому не стоит создавать здесь искусственные препятствия. Россия уже сделала первые шаги навстречу, и это проявляется не только в экономическом интересе к Украине, но и в политических решениях российского руководства. Два государства идут навстречу друг другу, и два народа помогают один другому несмотря на все старания Запада вбить между нами клин.

Как скоро следует ожидать принципиальных решений в сфере изменения российской политики в отношении соотечественников?

Мы находим понимание и поддержку в большинстве фракций Госдумы от "Единства" до Союза правых сил. Разумную и взвешенную политику в этом направлении проводят комитеты Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками и по международным делам. Кроме того, существуют и другие органы власти, которые приложат усилия для того, чтобы все направления поддержки и сотрудничества с соотечественниками были реализованы.

Важно не только принятие новых законов и программ помощи русской диаспоре. Соотечественники давно ставят вопрос о том, чтобы именно они стали главным фактором диалога России с государствами ближнего зарубежья. Главное сейчас - переломить сознание российского истеблишмента. Разговаривая с представителями различных политических сил, мы не сталкивались с разногласиями по существу вопроса. Обсуждается только тактика. Поэтому я полагаю, что в ближайшие год-два политика России в отношении соотечественников кардинально изменится в сторону разумности и прагматичности.

Новая стратегия России в отношении русской диаспоры будет обсуждаться на съездах соотечественников, которых, по всей видимости, должно состояться несколько. Мы будем убеждать Москву в том, чтобы она изменила свои приоритеты в этой области. Если раньше могущество России, говоря словами Ломоносова, прирастало Сибирью, то теперь оно будет прирастать диаспорой. Это та единственная сила, которая четко стоит на государственнических позициях и понимает значимость России для себя и всего мира. Каждый русский человек, проживающий в диаспоре, несет историческую миссию, осознавая ее гораздо больше, чем любой русский из Тамбовской или Рязанской губернии. Отношение России к соотечественникам должно измениться, к этому подталкивает вся внутри- и внешнеполитическая ситуация. Главное, чтобы первые шаги в этом направлении были доведены до логического завершения.

Беседовала Яна Амелина, НГ