Носятся со своим галицийским

"СУРЖИКОМ"...

А русский язык хотят изгнать из
телепространства Украины

галицийский чиновникязык вилка

Вы просто не поверите... Знаете, о чём в первую очередь заспорили западные украиноведы, как только ознакомились с текстом знаменитой аудиокассеты А.Мороза? Ну той, где голоса, похожие на голоса президента и его окружения обсуждают, как убрать журналиста? Украиноведы заспорили на тему о том... можно ли в лингвистическом плане считать речь на пленке "суржиком" или нет. И что такое вообще "суржик". И какова его роль в жизни Украины. И допустимо ли его применение...

Тогда показалось, что западные украиноведы просто в растерянности. Они ошалели от масштабов скандала, потрясшего Киев, и просто не знают больше, о чем говорить. Оказалось же, что украиноведы попали в точку и нащупали крайне важную для Украины тему. Это вам может показаться, что украинские националисты должны в первую очередь заботиться о благосостоянии своего государства и о поддержании в оном социального и национального мира. Ничуть. Ведь само это государство, как бы резко это ни звучало, создавалось во многом ради того, чтобы обеспечить тиражи украиноязычным поэтам... Ни о чем другом украинские "патриоты" просто не в состоянии думать. Им - о развале энергетики, а они - так же, как страус зарывает голову в песок, зарываются с головой в "мовнi проблеми".

Вспомните прошлый год. На волне только что отгремевших президентских выборов в декабре 1999-го Конституционный суд обнародовал свое скандальное толкование статьи 10 Основного Закона, в котором впервые фактически обосновывалось право украинского этноса на господствующее положение в стране. А уже 25 января 2000-го в Киеве состоялось заседание совета по вопросам языковой политики при президенте Украины под руководством вице-премьер-министра Украины Н. Жулинского. Заседание забило в бубен: "Сфера применения украинского языка сужается". И поехало...

Вскоре правительство "панукраиниста" Виктора Ющенко объявило о намерении "расширить сферу функционирования украинского языка в стране одновременно с дерусификацией различных сфер жизнедеятельности". Речь шла о переаттестации госслужащих с учётом уровня владения ими украинским языком; об украинизации русскоязычных школ; о дерусификации гостелерадио, спорта, туризма, театров; о создании помех в гастрольной деятельности российских артистов; о повышенном налогообложении русскоязычной книжной и газетной продукции.

Летом гласности были преданы сведения о давно вынашиваемом законопроекте "О развитии и применении языков в Украине". В нем вообще нет упоминания о высшем образовании на русском языке, зато предусмотрены штрафы за "умышленное искажение" украинского языка. В сентябре он попал уже в руки депутатов.

В сентябре же в первом чтении был проголосован законопроект "О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Украины по вопросам налогообложения в части, касающейся издательской деятельности". В нем значительно ущемлялись в правах русскоязычные книги и газеты - наряду с изданиями "рекламного и эротического характера".

Казалось бы, "кассетный скандал" должен заставить панов-националистов сконцентрироваться на чем-то ином. Куда там! Об этом широкая общественность пока еще не осведомлена, но 19 декабря депутатам для ознакомления был роздан законопроект "О телевидении и радиовещании".  В этом законопроекте предусмотрены качественно новые шаги по окончательному удалению из телерадиопространства Украины передач на русском языке.

Оскорбительно уже то, что в проекте почти нет разницы между "иностранными языками" и "языками национальных меньшинств". Более того, они, по всей видимости, объединены под понятием "другие языки", передачи на которых должны быть обеспечены... субтитрами.

Степан Павлюк, первый зампредседателя Госкоминформполитики Ивана Драча, недавно заявил, что 100% телерадиовещания на Украине должно быть на украинском языке, пишет львовский "Поступ".

Законопроект в этом отношении "гуманнее". Эфирное вещание на "иностранном языке" должно быть ограничено 30% времени. Это правило не распространено на территории компактного проживания нацменьшинств, но в реальности эта норма не может быть использована, поскольку в законодательном поле Украины вообще не определено, что подпадает под эту территорию. Скажем, в Харькове этнические украинцы имеют большинство в несколько десятых процента. Можно ли считать его "территорией компактного проживания" русских?

Поразительно, что этот проект внесен на рассмотрение депутатами Александром Зинченко и Виктором Понедилко. Зачем, помилуйте, этот закон пану Зинченко, стартовавшему в кресло нардепа с поста гендиректора акционерного общества "Українська незалежна ТВ-корпорацiя", обеспечивающего нам просмотр передач ОРТ посредством  телеканала "Интер"? А коммунист Понедилко (в прошлом - первый секретарь Запорожского обкома КПУ)? Он-то зачем в это влез?

И уж вовсе поставил всех на уши все тот же Жулинский. После 15 февраля правительство по инициативе нашего "гуманитарного" вице-премьера должно утвердить приблизительно 19 нововведений... в украинском правописании. Новшества будут вводиться постепенно и неспешно, чтобы мы не слишком сильно радовались неожиданно обрушившемуся на нас счастью. Начнут со школ, затем возьмутся за газеты, потом все это внедрят в книгоиздании и делопроизводстве.

Какое-то время в стране одновременно будут действовать старые и новые нормы правописания. Жулинский не стал уточнять, когда это раздвоение правописания закончится.

Ну это уже и вовсе - приехали! Неужели больше нечем заняться?
"Действительно, - комментируют в Интернете "ортографiчнi" перемены, - сегодня самое время менять правила, например, писать украинскую букву "и" в начале незаимствованных и давно усвоенных слов перед согласными "н" и "р" (например, инший, инiй, иржа); склонять заимствованные слова на "-о", кроме тех, у которых перед этой буквой стоит другая гласная ("пальто" - "пальта" (в родительном падеже); "кiно" - "кiна", но "радiо" - "радiо" (в родительном падеже); писать "iя" в середине слов иностранного происхождения ("генiяльний", "матерiял"); передавать иностранный дифтонг "аu" через "ав" ("авдит", "авдиторiя", авкцiон", "iнавгурацiя"; употреблять как нормативные параллельные формы "ефiр" - "етер", "кафедра" - "катедра", "марафон" - "маратон".

Подобный орфографический зуд - это все то же проявление традиционного для Галичины упрямства, отмечаемого многими исследователями. Галичанам очень надо, чтобы - если не мытьем, так катаньем - все было, как они хотят.

"Они пытаются вернуть те правила, которые были в украинском языке в первое послереволюционное десятилетие, в 1920-е годы. Однако сейчас это исключено. Да, на то время это было естественным. И если бы вместе со страной нормально развивалась речь, все бы привыкли именно к такому ее варианту. Сейчас же на материковой Украине никто так не говорит - разве что в диаспоре. Хотя, как бы ни ругали так называемый советский вариант украинского, он таки функционирует и все эти годы более-менее выполнял роль национального фактора. Сейчас же пытаются опять вернуться на 60 лет назад", - говорит в интервью "Дню" Вадим Дивнич из журнала "Критика".

Дивнич имеет в виду известный эпизод из истории украинского языка. В мае 1927 г. в тогдашней столице Харькове собрался авторитетнейший синклит филологов и писателей, который был призван выработать новое правописание для украинского языка. Академия наук уже подготовила свой вариант (в этом участвовали такие видные фигуры, как Агафангел Крымский и Сергей Ефремов). Но на совещание в Харьков из уважения к заслугам Львова были приглашены галицкие гости. Они вовсю уперлись и стали навязывать ученым свою манеру произношения, отстаивали свои территориальные особенности, совершенно чуждые всей остальной Украине.

Галичане никак не желают примириться с ролью всего лишь одного из регионов. Им надо быть главными. В конце 20-х они своего добились. 6 сентября 1928 г. наш земляк, уроженец Ясиновки Мыкола Скрыпник, тогдашний нарком просвещения УССР, подписал компромиссный вариант правописания.

Этот компромисс с галичанами вызвал бурю протестов на Востоке республики. Учителя слали к Скрыпнику делегацию за делегацией, требуя отменить галицкие элементы в правописании. Школа самостоятельно выработала свой вариант орфографии (Изюмова) и стала использовать его явочным порядком. В республике параллельно существовали два правописания: официальное - с галицким балластом, и народное, ориентирующееся на восточное большинство жителей Украины.

В конце концов Скрыпник был вынужден подать в отставку, а в 1933-м его вариант орфографии был отменен. С 1945 г. украинцы пользуются правописанием, разработанным великим филологом Леонидом Булаховским. Диаспора все больше использовала именно галицкие варианты орфографии. Реванш галичане мечтали взять всегда. То, что предложил Жулинский, - и есть в большой мере этот самый реванш.

Есть еще один характерный аспект. За "умышленное искажение" украинского языка националисты намерены всех подряд штрафовать, под горячую руку должны попасть прежде всего те, кто говорит на русско-украинской смеси, суржике, а также актеры-комики и пародисты (ох как у них руки чешутся добраться до Верки Сердючки!). Но в таком случае и галичане могут проштрафиться, поскольку их вариант украинского сильно отличается от "малороссийского наречия". В начале века даже говорили о двух разных языках - малороссийском и галицком. Теперь же пришла пора "облагородить" галицкий язык и поставить его на одну доску с литературным украинским - благо он еще так и не сложился. При этом возникает вопрос: почему бы не "узаконить" и суржик? Ведь на нем разговаривает, наверное, даже больше людей, чем носителей галицкого языка. Пусть "шо" станет тоже литературным...

Кстати, вышеупомянутый А. Зинченко утверждает, что язык диаспоры "никогда не станет базовым". "Живой язык может и будет сопротивляться", - сказал он. По его мнению, намерение ввести новые правила правописания есть "по сути, антиукраинская акция, направленная на обострение языковой проблемы".

Вот только если бы он еще и в остальных вопросах оставался противником "обострения языковых проблем"! Так нет же: туда же со своим законом про телерадиовещание.

Дмитрий КОРНИЛОВ
«Крымская правда» 19.01.2001г.
Hosted by uCoz