Что же теперь смотреть?

Бачили очи, теперь хочь повылазьте

Всю неделю в редакцию звонят разгневанные читатели и возмущаются: почему по "Интеру" перестали показывать российское "Время", а остались одни украинские "Подробности"? В программе телепередач, которую газета печатает, "Время" указано, почему же не транслируют?

Терпеливо объясняем, что не мы обеспечиваем трансляцию, мы лишь печатаем программу, которую размещает на наших страницах телевидение. Но читатель, давно потерявший терпение, объяснения принимать не хочет. Он хочет смотреть нормальное телевидение.

А что имеет? Пресловутый "Интер", который можно смотреть, только когда по нему идут передачи ОРТ. С каждым днем, часом, чуть ли не минутой российское вещание сокращается. Как в анекдоте: посетитель в кафе просит  кофе, официант сообщает, что кофе кончился. Ничего удивительного, замечает посетитель, он слабел у вас с каждым днем. Вот "Время", похоже, кончилось. Навсегда? Или все же включат снова? Не договорились высокие стороны об оплате или столкнулись "национальные" интересы, или то и другое вместе?

Как бы там ни было, а перекрыв кислород российского вещания, нельзя тем самым заставить народ дышать "национальным" по принципу: будете смотреть, что покажем. Что прикажем. Что разрешим.

Но оно же, кроме "национального", никаких других достоинств  не имеет, если, конечно, и это можно отнести к достоинствам. Оно, наше телевидение, просто плохое. Не потому, что украинское, а потому, что низкокачественное. Эти передачи чистить и чистить, но впечатление такое, что соду еще не изобрели. Провинциализм - это не ругательство, это качество работы. А в данном конкретном случае, когда речь идет о телевидении, это качество проступает особенно зримо.

От чего такое качество? От нищеты, конечно. Делать хорошее вещание за малые деньги невозможно. Зато, кажется, можно делать хорошую мину при плохой игре. При нечестной игре можно во всем обвинить москалей поганых. Даже в том, что с экранов исчезают российские программы. Вот не дают, собачьи дети, крутить свои передачи бесплатно. А мы ж такие бедные, такие несчастные, что купить не можем. Смотрите, панове, наше. На хорошее "наше" опять же грошей нет, но оно лучше москальского хотя бы тем, что дешевле, а еще тем, что на мове.

А еще тем хорошо, что постепенно отвыкнет народ от хорошего, забудет, как оно выглядело, и будет считать, что вот то, что крутится, кривляется, фиглярствует, бездарно изображает из себя нечто - это и есть по-нашему, справжне таке.

Только как бы эти надежды лукавые чем-нибудь нехорошим не обернулись. Хлеба и зрелищ - главные требования непокорных.

А пока народ рванул во внутреннюю эмиграцию: к кабельным каналам подключается, тарелки разные спутниковые ладит. Некоторые, особо проворные, на Турцию, Румынию настраиваются. Ну и плевать, что ничего не понятно, зато картинка какая красивая и меняется все время, не то, что эти вечные говорящие головы на "Интере", да секс-символ неньки необъятная Руслана с двусмысленным призвищем. А непонятно - это пока, временно. Все равно ведь привыкать нужно, так лучше уж к хорошему, чем наоборот. Вроде и не нужен нам берег турецкий, а язык осваивать придется. А может, еще русское вернется на эти самые голубые экраны? Ну никак нам не хочется от хорошего родного отвыкать. А то уже эти очи бедные повылазят скоро.

Наталья АСТАХОВА, Крымская правда, 22 сентября 2001
Hosted by uCoz